ЗарегистрироватьсяВойти

«Сейчас происходит кризис человеческих ресурсов»: Кен Робинсон о поисках себя и правильном выборе

HR-чтение, 3 сентября 2013

 Сэр Кен Робинсон — специалист в области инноваций, креативности и человеческих ресурсов, консультант правительств и ведущих мировых культурных мероприятий. Посвящен в рыцари в 2003 году за заслуги в развитии образования и искусства. В своем выступлении в The School of Life лондонского Конвэй-холла, старейшего из существующих обществ свободной мысли, Робинсон доказывает, что причина наших ошибок — не в завышенных, а наоборот, в слишком низких ожиданиях, и объясняет, почему стоит заниматься только любимым делом.

 

Часть 1.

Я заболел полиомиелитом в четыре года. Я не мог как следует ходить и был парализован в течение восьми месяцев, пришлось поставить крест на моей футбольной карьере, о которой так мечтал мой отец. Родители, разумеется, были в отчаянии. Но я провел в госпитале 8 месяцев и выздоровел. У меня было два костыля и инвалидное кресло, длинные вьющиеся светлые волосы и, кроме того, я шепелявил. Люди сами неожиданно для себя подходили ко мне на улице, чтобы дать денег. Настолько сильно я всех умилял. И, честно говоря, мой брат частенько использовал это в своих целях. Мы экспериментировали на футбольной аудитории. Стратегия была такая: я падал непосредственно перед кем-нибудь, и это всегда увеличивало пожертвование вдвое. Брат все еще должен мне мою долю этого заработка!

Несколько лет назад мы с моей женой Терри были на замечательном мероприятии под названием Ванкуверский саммит мира. На нем присутствовало около трех тысяч людей, и он был организован центром Далай-Ламы в Ванкувере. Я должен был модерировать вступительную часть. Участники конференции были очень интересные. Там был, например, Мэтью Рикар — французский биолог, который стал тибетским монахом. Его отец был философом, и Мэтью рассказывал, что в их дом постоянно приходили все эти люди, пока он был ребенком — у них в гостях бывали Сэмюэл Беккет и Альбер Камю. Сливки французского интеллектуального общества ужинали у них. Заходили Жан-Поль Сартр и Симона–де Бовуар. Они были в центре французского интеллектуального дискурса, и Мэтью приглашали за стол вместе со всеми. Но что-то во всем этом его не устраивало до тех пор, пока он не увидел новостной репортаж о тибетских монахах, которые приехали в Париж. Мэтью заметил, что они выглядели невероятно счастливыми. Словно ты видишь пророков, пришедших из древних времен. Их одежды, все в их облике буквально излучало ощущение счастья.

«Быть на своем месте — не значит быть успешным с коммерческой точки зрения. Но это гарантирует вам духовное удовлетворение».

Все эти интеллектуалы, приходившие к ним в гости, передовые умы европейской традиции выглядели полностью сраженными неуверенностью и сомнениями. Они укуривали себя до смерти и пили алкоголь в устрашающих объемах. Они провозглашали множество принципов хорошей жизни, но Мэтью это все как-то не очень убеждало. Так что он отправился в Тибет и присоединился к монастырю. К настоящему времени он провел там 30 лет и входит в круг приближенных к Далай-Ламе. Он проводил детальное исследование медитации на уровне центральной нервной системы, и результаты его наблюдений, вообще-то, очень интересны с научной точки зрения. Так вот, Мэтью Рикар на сегодняшний день официально признан самым счастливым человеком на Земле. Правда, это же, наверное, тяжкий груз — с социальной точки зрения. Нигде нельзя показаться с несчастным видом. Каждый раз, выходя на улицу, ты обязан улыбаться, мол, все так круто.

На той конференции была также Фо Туту — дочь Десмонда Туту, которая, следуя по стопам отца, стала духовным лицом в Южной Африке, она многое сделала для местного женского населения. Был также Экхарт Толе. Вы его знаете? Он написал книгу A Power of Now — совершенно замечательную. Ну и был Далай-Лама.

Мне нужно было вести дискуссию и представлять участников. Первой же проблемой, с которой я столкнулся, стал вопрос о том, как представить Далай-Ламу. А потом я понял — вообще-то мне не нужно о нем ничего говорить. Это же практически имя нарицательное. Так вот, первая часть называлась «Мир во всем мире через мир внутри каждого». И вот 2 тысячи человек должны были решить сию задачу за час. Так что, как вы понимаете, оставшиеся в конце 20 минут мы просто не знали, как убить время. О чем бы теперь поговорить, раз уж мы нашли решение проблемы?

Далай-Лама сказал много замечательных вещей. Например, кто-то задал ему вопрос: «Применительно к вам употреблялось слово «святость», что вы об этом думаете?» Он задумался и думал целую минуту. Затем он наклонился вперед, и мысленно мы все, 2 тысячи человек, тоже подались вперед, думая: «Сейчас будет что-нибудь невероятное. Это же Далай-Лама. Вопрос прозвучал, он долго молчал, сейчас мы услышим сенсацию». И тут он ответил: «Я не знаю». Мы были ошеломлены. Что значит ты «не знаешь»? Ты — Далай-Лама. Это мы не знаем. А ты должен знать. Красота этого момента, однако, заключалась в том, что это был миг допущения — для всей аудитории. Потому что смысл сказанного, который он расшифровал чуть позже, заключался в том, что он не знает, потому что он не думал об этом прежде. Понимаете, он думал о многом, но не об этом. Чуть позже выступал один физик, лауреат Нобелевской премии. В самом начале саммита он говорил с Мэтью Рикаром и спросил: «Что Далай-Лама сказал бы о Паскале?» А Мэтью ответил: «Он бы сказал, что ничего не знает о Паскале. Он, возможно, самый крупный авторитет в мире в вопросах буддизма, но он не считает, что знает все о европейской философской традиции или западной литературе».

© Dalailamacenter. Экхарт Толле, 14 Далай-Лама и Кен Робинсон на Ванкуверском саммите мира.© Dalailamacenter. Экхарт Толле, 14 Далай-Лама и Кен Робинсон на Ванкуверском саммите мира.

И мне кажется, что это просто замечательно — этот ответ «я не знаю». В нашей культуре не знать — значит провиниться перед обществом. Не так ли? Люди постоянно притворяются, что они знают о куче всего, в действительности не имея об этом ни малейшего понятия. Потому что худшее, что можно сделать в европейской традиции — это показать, что ты не в курсе, что у тебя нет своего мнения. Новостные сводки питают это убеждение, они дают нам мнения в кредит, точно банк. И мне кажется, что особенно сильна эта тенденция в образовательном процессе. Образовательная система наполнена до краев политиканами, которые что-то решают во благо, хотя ничего не смыслят в образовании. Так что мне кажется очень важным осознание того факта, что мы должны быть осведомлены о пределах собственных знаний, понимать, что чего-то мы не знаем, и признавать это во всеуслышание, не чувствуя стыда за свое неведение.

Помимо этого, Далай-Лама сказал нечто очень интересное, относящееся к тому, чем сейчас очень увлечен мой брат Джон — он пытается воссоздать наше фамильное древо. Мысль Далай-Ламы заключается в том, что просто появиться на свет — это чудо. Это чудо, что мы с вами сейчас здесь. Кстати, мои поздравления. Вы сделали это, в то время как миллиарды — нет. Но вы здесь, вы это сделали, и вы здесь не надолго. При попутном ветре, может, лет на 90, что мгновение ока для космических масштабов. И Далай-Лама просто считает (он это сказал не в Ванкувере, а в своей книге о медитации), что родиться — это уже чудо, и большой вопрос состоит в том, что вы будете делать с вашей жизнью теперь, когда она у вас есть. Что — потратить ее впустую? Или сделать с ней что-то интересное? Что-то, что важно — для вас, по крайней мере? Так вот, что поражает меня уже очень долгое время: очень, очень многие проводят всю жизнь, занимаясь вещами, до которых им на самом деле нет ни малейшего дела. Они просто стараются всеми силами пережить рабочую неделю, они пытаются перетерпеть в ожидании выходных и не чувствуют никакого удовлетворения от проделанной работы, в лучшем случае — относятся к своему делу с терпимостью, в худшем — без нее. И если вам нужны доказательства, взгляните на годовые доходы фармацевтических компаний. Взгляните на криминальную статистику и на показатели случаев халатности на предприятии.

«Большинство людей не представляет себе, на что они способны, не знают, в чем на самом деле состоят их таланты, каковы их возможности. И многие потому заключают, что у них вообще нет никаких талантов».

С моей точки зрения, сейчас происходит кризис человеческих ресурсов. Под этим понимаю серьезную проблему — большинство людей не представляет себе, на что они способны, не знают, в чем на самом деле состоят их таланты, каковы их возможности. И многие поэтому заключают, что у них вообще нет никаких талантов. Мое же глубочайшее убеждение состоит в том, что мы все рождены с талантами и способностями. Если вы человек, это у вас в крови. Я убежден, что наиболее важное отличие человеческого существа от всех прочих — это сила воображения.

Вы знаете, если у вас есть собака, что интеллектуально они не особо меняются, не так ли? Вы не заглядываете к собакам на огонек — посмотреть, что у них там нового. Что там у вас произошло? Чего теперь поделываете? Да все то же самое. У нас есть прошлое. У людей всегда что-то происходит, ничего не стоит на месте. Это происходит, потому что помимо воображения у нас есть его прямое следствие — креативность, которую мы используем для того, чтобы создавать что-то новое. И мы рождаемся с этим так же, как мы рождаемся с членораздельной речью и способностью к мыслительному процессу. Разница состоит в том, что одни открывают у себя какие-нибудь способности, а другие — нет. Поэтому последние часто приходят к выводу, что у них этих способностей нет. Я также часто встречаю людей, которые совершенно точно нашли свое призвание, врожденные таланты. Они любят то, что делают, и их жизнь напрямую связана с этим. Они делают то, к чему у них есть природная предрасположенность, понимаете — они знают, как это делать.

Я писал в своей книге про мужчину по имени Теренс Тао, и я говорил о нем, потому что он на редкость талантлив в области, в которой я сам совершенно ничего не понимаю — в математике. Теренс математик, он работает в UCLA в Лос-Анджелесе. Когда я говорю, что он математик, я должен оговориться, что на самом деле он, возможно, самый замечательный математик на планете в наше время. Теренс научился читать в возрасте трех лет, смотря «Улицу Сезам» — поэтому у него немного странный акцент. В четыре он мог делать в уме вычисления с двухзначными числами, чего я лично не могу делать до сих пор. В возрасте восьми лет он написал тест на уровне выпускного экзамена в колледже и получил за него балл в 90 процентов. В 14 лет он защитил докторскую по абстрактной математике. В 30 лет он получил Филдсовскую премию, которая является эквивалентом Нобелевской премии в мире математики. Короче говоря, всем этим я хочу сказать одно — Теренс понимает в математике. У него к ней природная предрасположенность.

«Один из главных признаков того, что вы на своем месте, состоит в том, что ваше ощущение времени меняется».

Еще я включил в книгу женщину по имени Эва Лауренс. Я познакомился с ней в самолете — не знаю, стоит ли говорить об этом при моей жене Терри, но так как мы сейчас в людном месте, то я чувствую себя практически в безопасности. В общем, когда мы садились во Флориде, рядом со мной сидела какая-то женщина, ужасно красивая, лет сорока на вид, и мы с ней разговорились — она меня о чем-то спросила. И я попробовал представить себе, кто она — работает где-нибудь на телевидении или, может, в дизайне. Я спросил ее, чем она занимается, и она ответила: «профессиональная игра в бильярд». Почитайте о ней — Эва Лауренс по прозвищу Striking Viking (Разящий Викинг). Она из маленького городка к северу от Стокгольма. Когда ей было лет двенадцать, она пошла с братом в этот городок с разными развлечениями, и там они зашли в бильярдную. Когда они вошли, она застыла в дверях, не веря своим глазам. Я спросил, что же она такое увидела. Эва сказала: «Это была волшебная пещера Алладина — что-то фантастическое. Темная комната с кругами зеленого света и людьми, склоняющимися над столами. Как будто церковь. А этот звук ударяющихся друг о друга шаров! Их яркие цвета на зеленой ткани. Это было так захватывающе».

 

В результате она стала чемпионом в местном соревновании, а затем она приняла участие в других чемпионатах. Она стала чемпионом в национальном чемпионате Швеции, приняла участие в европейских чемпионатах и победила в них тоже, а затем несколько лет спустя перебралась в Америку, чтобы принять участие в чемпионате мира, в котором проиграла. Она сказала, что испытала облегчение, потому что считала, что игрок в бильярд номер один в мире должен быть значительно лучше, чем она. После этого она основала первую в мире Женскую бильярдную лигу, которая теперь существует на международном уровне. Она устраивает соревнования, проводит мастер-классы, написала книгу и регулярно появляется на телевидении. Она это все обожает. И она сказала мне: «Когда я подхожу к бильярдному столу, я по-прежнему не могу сказать после, была я у него двадцать минут или три часа. В этот момент я теряю чувство времени. И что самое интересное, я терпеть не могла геометрию, когда училась в школе. Но бильярд — это геометрия в действии. Когда шар движется по поверхности стола, вы видите все новые углы и фигуры. Я теперь использую бильярд для того, чтобы научить детей геометрии — дисциплине, которая мне самой так не нравилась».

Так вот, один из главных признаков того, что вы на своем месте, состоит в том, что ваше ощущение времени меняется. Знаете, как это, — когда вы делаете что-нибудь, к чему у вас не лежит душа, пять минут кажутся часом. Когда вы получаете удовольствие от того, что делаете, час кажется пятью минутами. Одна важная составляющая — умение, другая — страсть. Недостаточно хорошо делать какое-то дело для того, чтобы быть на своем месте. Я знаю множество людей, которые настоящие профессионалы в том, чем они занимаются, но они не любят то, что делают.

по матреилам theoryandpractice.ru

Написать комментарий

captcha